В читательских предпочтениях произошел перелом

21 ноября 2017 г.
 

Статья Юлии Орловой, Генерального директора издательства «Vivat», на сайте Forbes о том, как книгоиздателям выжить в кризис, и почему не нужно запрещать ввоз книг из России

Юлия Орлова: «В читательских предпочтениях произошел перелом – спрос на украиноязычные книги выше, чем на русскоязычные»

Харьковское издательство «Виват» до 2016 года продвигало свою печатную продукцию под тремя торговыми марками: Pelican (книги для детей), «Аргумент» (прикладная литература) и «Виват» (художественная литература и подарочные издания). Но с начала этого года издательство решило изменить позиционирование на рынке, сконцентрировавшись на усилении единого бренда для всех книжных направлений – «Виват».

В январе издательство заключило эксклюзивный договор с прошлогодним лауреатом Нобелевской премии по литературе Светланой Алексиевич на публикацию в Украине двух ее книг. Эти произведения – о войне в Афганистане («Цинковые мальчики») и об участвовавших в Великой отечественной войне женщинах («У войны не женское лицо») – принесли белорусской писательнице международную известность. Их перевод на украинский «Виват» представит в апреле на «Книжном Арсенале» в Киеве.

Юлия Орлова, генеральный директор издательства «Виват», рассказала Forbes о том, почему книгоиздательство – стратегически важная для государства сфера, как этот бизнес противостоит кризису и почему введение эмбарго на ввоз книг из России не поможет, а навредит украинским читателям.

– Украинская экономика сейчас в упадке. Реформы, призванные стимулировать развитие рынка, реализуются медленно. Каковы перспективы книгоиздательского бизнеса в Украине на этом фоне?

– Все верно. Но, знаете, c моей точки зрения, ситуация в украинском книгоиздании не такая уж бедственная и ужасная. Я не думаю, разумеется, что мы переживаем ренессанс: к сожалению, тиражи сокращаются, но перспективы у национального рынка книгоиздания однозначно есть. Общая ситуация в экономике, конечно, мешает, и проблем, которые заслоняют перспективу – масса, но вот этот простор впереди мы все вдруг увидели.

Во многом это связано с тем, что наконец-то внутренний рынок уходит от многолетней экспансии российских книгоиздателей. Долгое время невозможно было конкурировать с россиянами. Сегодня курсовая разница при ввозе книг из России и ввозной НДС привели к тому, что российские книги дороже в среднем на 30%, чем украинские. Это важный экономический показатель в пользу покупки украинских книг. Также уменьшились контрабандные потоки. Таким образом начинают складываться предпосылки для нормальной конкуренции.

Сегодня курсовая разница при ввозе книг из России и ввозной НДС привели к тому, что российские книги дороже в среднем на 30%, чем украинские

Посмотрите на показатели ведущих издательств: несмотря на упадок в экономике, они растут. Посмотрите на прошлогодний «Книжный Арсенал», на Львовский книжный форум: такого количества украинских новинок не было никогда. Мы видим, что молодежь постепенно возвращается к книге, возрождается мода на чтение. Есть мировые лидеры мнений, такие как Марк Цукерберг, который выложил свой список чтения на год. Вот эту волну – must read! – обязательно надо подхватить, и формировать ее с опорой на местные авторитеты.

– С какими результатами издательство «Виват» закончило 2015 год, и каковы ваши планы на 2016?

– Финансовый результат окончательно еще не свели. Книг напечатали совокупным тиражом 2,6 млн экземпляров, на 61% больше, чем в 2014 году. Всего – 482 наименования, здесь тоже рост на 16%. По этим показателям вошли в тройку крупнейших игроков после «Клуба семейного досуга» и «Ранка».

Планы… Краткосрочные, на 2016 год – рост количественных показателей в полтора раза с сохранением качества. В стратегических планах – стать лидером, на долю которого приходится 8-10% оборота национального рынка. Думаю, мы решим эту задачу за несколько лет.

Юлия Орлова: «В читательских предпочтениях произошел перелом – спрос на украиноязычные книги превысил спрос на русскоязычные»

– А как издательство «Виват» будет нивелировать риски от неблагоприятной экономической ситуации в стране?

– Да, действительно, это проблема – покупательная способность людей падает, а стоимость книг растет. В основном этот рост связан с ростом стоимости бумаги и других полиграфматериалов, ввозимых из-за границы за валюту. Еще один неблагоприятный фактор – уменьшение тиражей при увеличении затрат на подготовку книги, что естественным образом увеличивает конечную стоимость.

В ответ мы планируем издавать больше книг в мягких обложках, в том числе и серьезную литературу, как принято в Европе и Америке. Книги будут иметь абсолютно европейский вид, а замена твердого картонного переплета на мягкий сделает их доступнее для конечного потребителя.

– Поможет ли введение эмбарго на ввоз книг из России (инициатива Остапа Семерака, депутата фракции «Народный фронт»), о котором сейчас много говорят?

– Самая острая и дискуссионная тема сегодня в профессиональном сообществе. Думаю, она возникла очень несвоевременно: нам бы сейчас объединяться для решения общих проблем, а идея эмбарго буквально расколола нас на два лагеря. Я отношусь к тем, кто против эмбарго. Да, возможно, в результате запрета мы получим какие-то тактические плюсы, но стратегически – проиграем.

Ведь нам, в конечном счете, что важно? Чтобы люди приходили в книжные магазины и библиотеки и читали. Людям нужны хорошие книги в широком ассортименте, и каждый день. Сократим им выбор – потеряем посетителей магазинов и библиотек. Для кого будем работать? Весь наш издательский бизнес просто не способен закрыть ту дыру в ассортименте, которая возникнет после эмбарго. Размер дыры – около 50% наименований. У нас просто физически нет такого количества квалифицированных кадров, качественных переводчиков, финансовых возможностей, чтобы решить задачу. И самое главное – эмбарго не дает возможности всему этому появиться.

Книги будут иметь абсолютно европейский вид, а замена твердого картонного переплета на мягкий сделает их доступнее для конечного потребителя

Я вообще против любых запретительных мер. Мы смеемся над Россией, когда там закрывают ввоз европейских товаров, наказывая на самом деле собственных граждан. Ну, а чем мы будем лучше в этой ситуации? Кто-то говорит: вот, российские издательства будут вынуждены открыть здесь свои подразделения, чтобы не потерять рынок, начнут платить налоги в украинский бюджет. Не начнут. Украинский рынок для них сегодня – это 2% в общем объеме продаж. Зато наша публика, интеллигентная, думающая, читающая, потеряет доступ к огромному массиву информации.

Мы можем потерять целые пласты научной литературы:  книги по философии, экономике, психологии, выходящие малыми тиражами. Украинским издательствам будет нерентабельно их выпускать. Значит, нужны будут дотации от государства. Вы верите, что в сегодняшних экономических условиях, в бюджете в ближайшие годы найдутся на это деньги? Я не верю. К тому же до сих пор окончательно не решена проблема перевода на украинский язык специальной терминологии, и все об этом прекрасно знают. Значит, украинская научная мысль потеряет от эмбарго. Если отбросить сиюминутную выгоду и заглянуть хотя бы на три-пять лет вперед, мы увидим, что потеряют, на самом деле, все.

Юлия Орлова: «В читательских предпочтениях произошел перелом – спрос на украиноязычные книги превысил спрос на русскоязычные»

– В каких реформах нуждается украинское книгоиздание?

– Самое главное – отношение государства к этой отрасли должно быть как к стратегически важной, поскольку государству необходимы умные люди, с развитым критическим мышлением. Это в значительной степени политическая задача. Посмотрите: по всем опросам, чем выше у людей уровень образованности, тем выше их лояльность к украинскому государству. Если будет понимание важности отрасли, все остальное приложится. Например, на 42-миллионную страну у нас одна полноценная сеть книжных магазинов, я говорю о «Книгарне Є». А система книгораспространения – не менее важная задача, чем книгоиздание: где нам продавать то, что мы издали, как нам донести информацию о книге до ее конечного покупателя? При этом в любом городе есть площади, которые находятся в коммунальной собственности.

Если я не ошибаюсь, на сегодня существует решение Львовского и Луцкого горсоветов: если кто-то арендует такие площади под книжный магазин, то они сдаются по льготной ставке в 1 гривну за 1 кв. м. Необходимо транслировать такое решение на все города Украины, потому что, доставляя книгу потребителю, человек выполняет задачу государственной важности. Нужно реформировать систему библиотек и систему закупок книг в библиотеки, сделать ее абсолютно прозрачной. Чтобы включить наших граждан в европейский и мировой контекст мышления, следует резко нарастить объем переводной мировой литературы, но своими силами издательства с этой задачей не справятся, нужен специальный государственный фонд на оплату переводчиков.

Нужно реформировать систему библиотек и систему закупок книг в библиотеки, сделать ее абсолютно прозрачной

Гигантская задача – популяризация чтения. Мы все еще остаемся очень мало читающей страной: за год украинец прочитывает вдвое меньше книг, чем поляк, и в пять раз меньше, чем швед. Надеюсь, появится единый координирующий центр – Институт Книги, который будет проводником государственной политики в этой сфере. Если он возьмется за решение перечисленных задач, инвестиционная привлекательность книгоиздания очень возрастет.

– Каким, по вашей оценке, является объем украинского рынка книгоиздания?

– Точных цифр относительно объема рынка у меня нет, но, обобщая некоторые данные, мы оцениваем его примерно в 350 млн гривен. Пожалуй, самой насыщенной является ниша детской литературы, и мы там, кстати, успешно конкурируем. А вот ниша деловой литературы сейчас почти свободна. В ней начали постепенно работать несколько издательств, мы тоже готовим ряд переводных научных книг, в основном по менеджменту организаций и маркетингу. Не полностью закрыта и ниша современной украинской литературы, здесь у украинских издательств непочатый край работы. Совершенно очевидно, что в Украине не хватает сильных литературных конкурсов, профессиональных критиков, рецензентов. Это смежные пустующие ниши, которые тоже нуждаются в заполнении.

– Бумажные и электронные книги: как эти два формата сосуществуют?

– Для нас как для издательства вид носителя не так уж важен. Важно, чтобы книги читали, остальное вторично. Сегодня бизнес на электронных книгах абсолютно не защищен от пиратства на государственном уровне, и это единственная причина, почему его, по сути, не существует в Украине. Если государство сможет гарантировать защиту авторских прав, создание контента для электронной книги начнет развиваться. Но, кстати, в мире уже намечается откат: на прошлогодней  Франкфуртской ярмарке был виден тренд на понижение интереса к электронной книге.

– Какие актуальные тенденции в развитии украинского книгоиздания можете выделить?

– Важный момент, который на сегодня осознали практически все: качество превыше всего. Все меньше книг на газетной бумаге или в некачественном полиграфическом исполнении. Гораздо больше внимания уделяется качеству переводов на украинский язык. Еще одна бесспорная тенденция: с 2015 года произошел окончательный перелом в читательских предпочтениях и спрос на украиноязычные книги превысил спрос на русскоязычные.

 
 
Комментарии  
 
 
Читайте также  
10 октября 2016 г.  
«Я погана мати?»: 10 лучших мыслей из книги Екатерины Кронгауз Подробнее
03 октября 2016 г.  
Артём Чапай: «В Украине, даже уходя в декрет, мужчина имеет преимущество — он может написать об этом книгу» Подробнее
Блог
Отзыв читателя  
«Шістка воронів» Ли Бардуго Подробнее 18 ноября 2016 г.
 
Каталог Подробнее 16 ноября 2016 г.
Видеообзор  
Прочтенное: Ася Казанцева Подробнее 11 октября 2016 г.