• Новая формула счастья или Причудливые мысли о книжке «с тараканами»

Новая формула счастья или Причудливые мысли о книжке «с тараканами»

20 августа 2017 г.
Отзыв читателя  

Наталья Марченко

Кузякін Кузько. «(Я × трамвай + зоопарк)2» / Кузько Кузякін ; ілюстр. Інна Черняк. – Харків: Віват, 2016. – 72 с.:іл. – (Мрійники). Серия «Мечтатели», основанная в 2015 году молодым и перспективным харьковским издательством «Виват», интересна тем, что пытается привить на почве склонной к художественной архаики украинской детской книги ростки принципиально современных художественных концепций. Поэтому появление в ней юмористического сборника рассказов Кузька Кузякина — факт закономерный. Молодой автор не хуже кинематографического Джека Воробья внезапно появился перед юным читателем и … крепко захватил его внимание и, надеюсь, любовь.

Привлекает искренность предложенной ребенку игры и взрывная энергетика писателя, парадоксальность и свежесть его художественного мышления, простота и современность языка. Они настораживают традиционно настроенных родителей и учителей. Зато мир героев Кузька Кузякина гораздо больше укоренен в классические образцы. Он предлагает им модели поведения иные, чем во многих других произведениях современных украинских авторов молодого поколения.

Так, сборник «(Я × трамвай + зоопарк)2» эпатирует, начиная с заголовка — «формулы» и предупреждения на обложке — «Осторожно! В книге водятся тараканы». Содержание небольших рассказов изложены от имени мальчика-школьника, так же может показаться странным или, в лучшем случае — просто смешным. Поступки героя нелогичные с точки зрения «здравого смысла», реальности, какой она предстает в его воображении, — довольно странная, а внутренний мир, наоборот, — достаточно цельный. Но погружение в этот откровенный, непрочный, но удивительно солнечный мир захватывает!

Читайте также: Vivat рекомендует — детские книги для чтения и развития

Первое, что бросается в глаза — безымянность главного героя и его родных — отца и матери. Имена имеют только окружающие (даже животные!). И чем больше они удалены от героя «официально», тем более полно названы. Так, учителя имеют имена и отчества (учитель математики Ксения Павловна, учитель языка Елена Петровна), фамилии у ученых из вымышленного института (Самохвалько, Стриляйко) и директора зоопарка Жучка, только имена — у любимого дяди героя, его соседей и школьных товарищей ребят. Зато все девочки, которые ему когда-либо нравились, имеют одно имя — «Настя» («клонированные»).

Почему так? Возможно потому, что в воображении ребенка мама и папа это прежде всего и только – Мама и Папа. Все их общественные регалии и реальности познаются впоследствии, в процессе взросления. А окружающих должен различать с детства, хотя бы по именам и чертам внешности, пока не научишься видеть другие весомые отличия.

Читайте также: Видеообзор книги «Очень вежливый лемур» Ольги Пилипенко

Самым первым, кто вспоминается в этом смысле, когда читаешь Кузька Кузякина — Малыш А. Линдгрен. К этой же мысли подталкивает и история с драконом, то залетел к герою в окно, имел небольшой пропеллер у хвоста и прокатил парня над городом. Но у Сванте Свантенсона таки есть имя, как и у его родителей и брата и сестры. Хотя он так же одинок, мечтателен и также, как наш мальчик, которому, правда, не то, что собаки – тараканов не позволяли завести, пока дядя-моряк не привез морского конька и не купил черепашек.

Зато есть другая «звездная» семья, где папа, мама и сын — словно сбывшаяся идеальная функция семейных ролей. Это бессмертные: Муми-тролль, его Муми-мама и Муми-папа Туве Янсон. Мне вспомнились именно они.

Возможно потому, что украинский автор так же глубоко погружен в детский мир, где игра и воображение естественным образом объединяют вещи реальные и вымышленные в неделимое и захватывающее пространство-жизни-игры?! А еще герой Кузякина, как и Муми-тролль — всеобщий любимец. Он удивительно открытый и дружелюбный, искренне любит родителей и друзей. В то же время мальчик тонко чувствует окружающий мир: реагирует на изменения в звучании природы; воспоминание срубленной груши помогает ему найти в городе девочку, с которой не хватило удачи познакомиться на даче; он обеспокоен судьбой и находит общий язык с тараканами и зверем из зоопарка, а также с драконом, который отстал от своей стаи …

Читайте также: Из сказки да в сказку — «Про волка, который выпал из книги»

Кроме перекличек с рядом известных детских произведений (к которым можно добавить ощутимый тембр прозы А. Усачева и Д. Хармса), в рассказах просматриваются намеки на историю Кайдашей Ивана Нечуй-Левицкого (правда, груша здесь растет на границе дачных участков и ее гибель — вопрос скорее моральный, чем юридический), драматические путешествия во времени и брань с учеными-ворами от Г.Уэллса к К. Булычева включительно, «Сердца трех» и даже «Кавказскую пленницу» (неудачная попытка устроить «угон» очередной Насти). Подобное свойственно и модерновому письму, что использует цитаты из массы накопленной человечеством культуры для создания новых художественных полотен, и мышлению современных урбанизированных детей, чей мозг переполнен отрывками информационного шума и цитат и уже не воспроизводит реальность, не обращая внимание на этот вторичный материал …

Юмор в тексте возникает на границе рационального детского восприятия и абсурдности «взрослой» реальности. Собака, слегка подкрашенная «под корову», вполне имеет право выиграть на конкурсе детского рисунка под лозунгом «Молочные породы коров в быту глазами детей», а «испорченный телефон» традиционных взрослых реплик в трамвае по «ситуации в мире и стране в частности» — вполне адекватная реакция на мальчика с «усами» от кефира.

Читайте также: Внимание: опасно трогательно!

Кстати, следует сразу отметить, что несмотря на ироничность и лиризм, книга — очень «пацанячая», пропитанная мужским взглядом на мир так, что даже «золотая рыбка» здесь в конце концов оказалась «морским петухом» smiley.

Мальчик Кузька Кузякина, как и его отец, — «стопроцентный человек»: по отношению к  женским персонажам (будь то бесчисленные Насти, мама, учительница или даже жирафа), он — всегда субъект действия, «старшая» и ответственная за все последствия сторона. Правда очень любящая, надежная и воспитанная! Ситуацию полно передает фраза: «Она (Мама) почти всегда слушалась папу. Он у нас очень умный. И хороший. Вот только усами колется». Замечу, что давно не читала в новейшей украинской детской литературе настолько подсознательно отчетливо мускулинного и патриархального в своих установках текста.

Не думаю, что это — минус книги. Скорее наоборот, — нам не хватает произведений, где бы мужская позиция, пусть кому-то неприемлемая, была представлена ​​в ее естественном состоянии. В конце концов, если настолько распространена литература «принцесс» и «победительниц», то почему не появиться в литературе «королям» и «героям»?!

Читайте также: Презентация сказки «Бумажная Царевна» Оксаны Лущевской по скайпу

Отдельно хочется отметить издательскую культуру, с которой создана эта привлекательая книжечка. Удобный формат и шрифт, качественная бумага и продуманная опрятная верстка, яркое, но в мягких тонах оформление — все работает на читателя, на его настроение. С первой минуты, как только берешь в руки это беленькое в мелкую крапинку издание, его хочется оставить себе! Следует отдать должное иллюстрациям Инны Черняк — они тонко и правильно передают общее лирическое (теплое и светлое, а вовсе не «реготальное»!) настроение сборника. Рисунки-виньетки в начале разделов будто кадры мультфильма, персонажей которого знаешь, но просто подзабыл и вот-вот вспомнишь … Такие они родные. Кроме того просто в тексте оказываются только те картинки с рассказов, которые стоит рассмотреть поближе. Скажем, чтобы увидеть у таракана плакат «Свободу тараканам» smiley . Или рассмотреть маленький пропеллер под хвостом у дракона или трамплинчик в аквариуме черепашек.

Рецензенты сравнивают Кузька Кузякина со Всеволодом Нестайком и именно в смысле «взрывного веселья» их произведений. Но объединяет этих авторов разве намеренная оппозиция каждого в свое время к «серьезному» (читай — архаическому!) отношению к детской литературе. Зато по природе своего юмора они — диаметрально противоположные. Если один отразил классическую картину «деревенской каникулярной вольницы», «ребенка из группы», неотделимую от товарищей и детского коллектива, то другой сосредоточен на урбанистических картинах городских будней и герое-одиночке. Если юмор Нестайка — это теплая улыбка мудрого взрослого, который наблюдает за целенаправленными, упорными и т. п., но неопытными в своих действиях героями, то ирония Кузякина — защитная реакция ранимой детской души на абсурдность окружающего мира.

Читайте также: Яркая новинка для маленьких непосед: «Українські казки»

Чисто формально В. Нестайко умело и продуманно передает внутренний монолог ребенка, а Кузька Кузякин не менее изящно — поток сознания, в котором царит бессознательность ребенка, а потому исчезает разница между уровнями реальности (мечтаниями, мыслями, сенсорными восприятиями, случайными фразами. Все сливается в одно). У него отсутствует всезнающий рассказчик. И единственным фактом, который идентифицирует личность, становятся мысли и высказывания героя.

Кузька Кузякин не показывает читателю мир ребенка, а погружает его в этот мир по самые уши.

Подытоживая, должна признать, что эта книжечка свидетельствует о появлении в украинской детской литературе современного талантливого автора с высокой культурой письма и знанием возрастной психологии. Он тонко и действительно достоверно воспроизводит «клиповое», но удивительно творческое и позитивное мышление современного урбанизированного ребенка, его естественный интерес к бытию, искренность в чувствах и самовыражении.

Читайте также: Учиться? Легко! Инфографика для детей

Это «улыбающаяся» литература. В какой шутка открывает скрытые стороны действительности, а комическое рождается на игре светотеней между абсурдом и мечтой.

А еще это литература вдохновляет. В ней все возможно, все имеет право, все стоит любви и надежды.

Вероятно потому герой и безымянный, что каждый может быть Героем, если позволит себе стать самим собой, не испугается осуждения или напора, не опустит рук только потому, что никто не верит в его силы, его увлечение всем кажется странным …

Формулу «(Я × трамвай + зоопарк) 2», которую вывел Кузька Кузякин, вполне может оказаться формулой настоящего детского счастья, если попытаться ее понять.

 
 
Комментарии  
 
 
Читайте также  
18 ноября 2016 г. Отзыв читателя  
«Шістка воронів» Ли Бардуго Подробнее
06 октября 2016 г. Отзыв читателя  
Трудно быть многоклеточным Подробнее
Блог
Отзыв читателя  
«Шістка воронів» Ли Бардуго Подробнее 18 ноября 2016 г.
 
Каталог Подробнее 16 ноября 2016 г.
Видеообзор  
Прочтенное: Ася Казанцева Подробнее 11 октября 2016 г.